Без рубрики

НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ. Георгий Данелия об аресте Евгения Павловича Леонова

Георгий Данелия снимал Евгения Леонова во всех своих фильмах с момента первой совместной работы и до смерти Евгения Павловича. Да, не всегда в главных ролях. Но его присутствие в его картине стало обязательным. В самом деле, взгляните на количество их совместных работ: «Тридцать три», «Не горюй», «Совсем пропащий», «Афоня», «Мимино», «Осенний марафон», «Слёзы капали», «Кин-дза-дза», «Паспорт», «Настя»»Джентельмены удачи». «Женя и был моим талисманом, но главное – он был камертоном. Он задавал тон стилистике – добрый, смешной и грустный», – говорил о Леонове Георгий Данелия.

В своих интервью и книгах он любил рассказывать об эпизодах из их совсестной творческой биографии.

Приводим отрывок из книги Георгия Данении «Безбилетный пассажир» о курьезном случае, который произошел на съемках фильма «Не горюй».

«Съемочная группа «Не горюй!» была смешанная: операторская группа и звуковики – с «Мосфильма», а режиссерская группа и административная – грузины. Работали дружно, я давно заметил, что когда люди работают, то национальных проблем не возникает. Но недоразумения случались.

Проблема возникла у Евгения Леонова.

…Снимали под Гори сцену на мосту: «встреча Бенжамена и Луки с Солдатом». В перерыве мы с Женей пошли в столовую, заказали суп-харчо. На Леонова тут же уставился один из посетителей, милиционер лет пятидесяти, худой, лысый, в мятой, застиранной гимнастерке. Просто буравил его глазами. Леонов не выдержал и спросил:

– Что?

– Я тебя узнал!

Женя улыбнулся – он привык, что его узнают. А милиционер достал наган и наставил его на Леонова:

– Руки вверх!

– Ты что, очумел? – спросил я. – Ты что вытворяешь?

– И ты руки вверх! А то стреляю!

Подняли мы с Леоновым руки.

– Быстро на выход! А то стреляю!

– Пошли, – говорю я Жене, – вдруг этот идиот и в самом деле выстрелит.

Мы вышли из столовой и пошли по улице. Впереди мы с Леоновым с поднятыми руками, а сзади милиционер с наганом. Прохожие останавливаются, узнают Леонова, улыбаются, а кто-то даже аплодирует. Киношники дурака валяют!

– Может, хоть руки опустить можно? – спросил я.

– Молчать! А то стреляю!

Так и пришли в отделение.

– Вот он, поймал! – сообщил милиционер начальнику.

– Опять? – устало спросил начальник. – У тебя глаза есть? Ты на фотографию посмотри: тот худой, высокий, а этот… – Начальник осекся. – Извините, вы не актер Леонов?

– Да, это Евгений Леонов, – сказал я.

Начальник за голову схватился:

– Извините, товарищ Леонов! Он идиот! Он кретин! – и милиционеру: – Что ты вытворяешь! Ты что, хочешь, чтобы меня вообще посадили? Давай сюда револьвер! Немедленно! И разрешение на ношение оружия! Нет у тебя больше разрешения! – И Леонову: – Товарищ Леонов, тысячу раз извините! Сбежал из тюрьмы особо опасный преступник, по национальности – русский. И этот осел решил выслужиться, вы уже пятый русский, которого он приводит! Вчера ученика девятого класса привел. – И опять заорал на милиционера: – Сколько можно тебе повторять, ишак, что русский – это не особая примета! Русский – это национальность!

Чтобы загладить проступок подчиненного, начальник пригласил нас пообедать и выпить по стаканчику в столовой. Пить мы не могли – у нас съемка. Но кроме харчо нам в столовой на сей раз подали и жареного поросенка. Милицейский начальник – везде фигура.