Без рубрики

Леонид Гайдай: великий режиссер, заставивший смеяться всю страну

Сын каторжан

История Леонида Гайдая началась в 1923 году в городе Свободный. Он был третьим ребенком в семье каторжан. После окончания школы в 1941 году будущий режиссер пошел в армию и почти сразу попал на Калининский фронт.

Казалось, что молодой человек сможет сделать отличную военную карьеру — он знал немецкий. Гайдай стал разведчиком, но ему не повезло: во время одной из вылазок он подорвался на мине и продолжать службу уже не мог.

Из армии — в кино

В режиссуру Гайдай пошел не сразу. Сначала он хотел стать артистом и был принят в театральную студию в Иркутске. После ее окончания в 1947 году он довольно успешно выступал на сцене, но молодому артисту хотелось большего. И тогда он поступил на режиссерский факультет ВГИКа.

Однокурсникам Гайдай запомнился как веселый молодой человек. Не все шутки были удачными — за некоторые из них пришлось расстаться с институтом. К счастью, Гайдаю удалось добиться восстановления, чем он немало всех поразил.

 

Леонид Гайдай в молодости.

Леонид Гайдай в молодости. Источник: культура.рф

 

Во ВГИКе же Гайдай встретил девушку, которая впоследствии стала его женой — актрису Нину Гребешкову. Они познакомились во время подготовки учебной постановки. После репетиций режиссер провожал актрису домой, причем шли они пешком от ВГИКа до самого Арбата. В 1953 году молодые люди поженились.

Покровительство Пырьева

Гайдай еще студентом обратил на себя внимание Ивана Пырьева. Последний предложил начинающему автору два проекта на выбор: помочь Эльдару Рязанову со съёмками «Карнавальной ночи» или Андрею Гончарову с «Долгим путем». Гайдай предпочел Гончарова и, кажется, ошибся: ссора между ними почти сорвала съемки, и в итоге доделывал картину Гайдай, но уже с Валентином Невзоровым.

 

Кадр из фильма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика».
Кадр из фильма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика». Источник: YouTube.com

Несмотря на все трудности, фильм вышел неплохим, а потому другой именитый режиссер, Михаил Ромм, взял шефство над Гайдаем и предложил ему поработать в комедийном жанре. Начинающий автор последовал совету более опытного коллеги и снял фильм «Жених с того света» (1957). Картину, несмотря на царившую тогда «оттепель», назвали слишком смелой. Фильм сильно порезали, и вышел он в ограниченном прокате. Это расстроило режиссера настолько, что он почти зарекся снимать комедии. Очередная попытка заявить о себе — вышедший в 1959 году фильм «Трижды воскресший» — провалился.

Первый успех в кино

В 1960 году Иван Пырьев прочитал фельетон Степана Олейника «Пес Барбос» и решил, что с экранизацией справится Гайдай. Пырьев же посоветовал взять в фильм Евгения Моргунова. На две другие роли были назначены Георгий Вицин и Сергей Филиппов, но второго в то время не было в Москве. Тогда Вицин заметил, что недавно видел в цирке потрясающего клоуна, который мог бы справиться с работой. Этим клоуном оказался Юрий Никулин.

Так появилась троица «Трус-Балбес-Бывалый», покорившая всю страну. Короткометражка «Пес Барбос и необычной кросс» (1961), как и ее сиквел «Самогонщики» (1961), имела оглушительный успех. Гайдай поверил в себя и вернулся к съемкам комедий.

 

Леонид Гайдай на съемках фильма «Иван Васильевич меняет профессию».
Леонид Гайдай на съемках фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Источник: pinterst.ru

В следующие 11 лет режиссер снимет свои главные картины: «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965), «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» (1966), «Бриллиантовая рука» (1968) и «Иван Васильевич меняет профессию» (1973). В этот же период вышли не столь успешные, но все же полюбившиеся публике «Деловые люди» (1962) и «12 стульев» (1971).

Однако у каждого из них был свой долгий путь к большим экранам, причем подчас обойти запрет цензуры и добраться до зрителя комедиям Гайдая помогали судьбоносные случайности.

Главному редактору Госкино ( Иван Васильевич меняет профессию) больше всего было обидно за царя: «Я не позволю издеваться над Иваном Грозным! Что вы его дураком выставляете?!» Гайдай отвечал, что это не царь, а переодетый управдом, но тот был непреклонен: «Это бросает тень на царя!» Из-за этого «Иван Васильевич» дважды оказывался на полке.

Песня про медведей, (Кавказская пленница) впрочем, тоже оказалась «неправильной» по мнению Госкино. В оригинале текста медведи чесали спину о земную ось. Но редколлегия придралась: «Почему медведи в песне чешутся? У них блохи? Не эстетично!» Так медведи перестали чесаться и исполнили рекомендацию партии.

Первоначально «Кавказская пленница» была запрещена к показу. Но фильм совершенно случайно попал к Леониду Брежневу, и тот, по большей части оставшись довольным комедией, разрешил пустить ее в прокат. В итоге «Кавказская пленница» занимает четвертое место в СССР по сборам.

На финальном просмотре фильма «Операция Ы и другие приключения Шурика» цензурная комиссия отказала фильму в широком прокате. Причиной стал отказ Гайдая вырезать сцены, где студенты сдают экзамен (потому что, по мнению комиссии, это больше напоминало какой-то капустник) и где «негр» Верзила гоняется за Шуриком по стройке («совершенно лишняя, не несущая никакого смысла сцена» — говорили о ней цензоры). Гайдай категорически отказался вносить правки, и фильму была присвоена 2 категория. Только после вмешательства худрука Пырьева и директора «Мосфильма» Сурина картина была спасена и выпущена как фильм 1-й категории.

Цензоры при просмотре картины «Бриллиантовая рука» с самого начала просмотра картины отметили, что Лёлика в фильме быть не должно – уж слишком он напоминает Брежнева. Особенно когда состоялся его крепкий «поцелуй» с Гешей.

Большинство  сцен из «Бриллиантовой руки«, к которым у чиновников Госкино были претензии,  спас от удаления ядерный взрыв. Гайдай намеренно приклеил кадр из документального фильма о ядерной бомбе «гриб» и кадры масштабных разрушений, которые несет за собой взрывная волна. Он рассказывал своей жене, что, когда председатель совета увидел это, он чуть не упал со стула, а уж как побледнел – это надо было видеть. Гайдай больше часа спорил с худсоветом, отказываясь вырезать ядерный взрыв: «Что угодно, любую сцену, но не эту! Вы что, забыли, что международная обстановка обострилась? Мир дышит войной, империализм размахивает ядерной дубиной!» В итоге на следующий день Гайдая вызвали в Госкино, где попросили вырезать ядерный взрыв, но оставить Светличную, Лелика и проч. Гайдай торжествовал. А советское кино получило одну из самых популярных и любимых кинокомедий 20 века.

Последние годы

Одна из последних успешных картин Гайдая — «Не может быть!» (1975). Вышедшие после нее фильмы уже не могли сравниться со своими предшественниками. Некоторые критики связывают это с прекращением сотрудничества со сценаристами Яковом Костюковским и Морисом Слободским.

Неудачи режиссер воспринимал крайне болезненно. А после распада СССР Гайдай и вовсе убедился, что больше не чувствует пульса времени.

В ноябре 1993 года режиссер попал в больницу с воспалением легких, где и скончался у жены на руках 19 ноября.

Светлая память…

Источник