Люди

Плохое настроение — это, знаете ли, роскошь…

Стоит человеку раздражиться, расстроиться, слегка устать, не выспаться, и он легко говорит: «у меня депрессия!». Хотя это просто плохое настроение. И стоит обстоятельствам измениться — плохое настроение пройдёт. От «депрессии» и следа не останется.
Плохое настроение — это, знаете ли, роскошь. Тонкое душевное переживание, не всем доступное. Моя мама-свекровь осталась сиротой в 11 лет. Отца на фронте убили, а потом мать умерла. Мама училась в четвёртом классе, отлично училась. Но пришлось идти работать в колхоз, был 1946 год. Работали все поголовно.
Мама работала. Неописуемая это была работа. Но её пытливый ум занимала фраза, которую сказала одна богатая девочка. Девочка осталась в школе, а фраза — с мамой. «У меня плохое настроение!», — вот что сказала девочка. Обрубая сучья у поваленных деревьев, маленькая мама размышляла о том, что такое «плохое настроение». Очень хочется есть. Вкусной редьки с уксусом или кусочек хлеба, а к нему ложку постного маслица. Лакомств вот этих хочется. Но можно и мерзлой картошки, тоже вкусно. Это голод, это не настроение. Или вот ноги обморозились в рваных лаптях — это же тоже не плохое настроение? Это боль. Или пьяный мужик дал затрещину, чтоб сирота не вертелась под ногами. Это плохое настроение сделалось или голова гудит и слезы катятся?

Загадочное «плохое настроение» мама пыталась разгадать, когда босиком по снегу без документов сбежала с лесоповала в город. Когда пряталась под лавкой в поезде. Когда ночевала на станции. Когда устроилась нелегально нянькой в чужую семью, а потом на стройке училась на маляра. Голод, холод, страх, боль отлично она понимала. А настроение плохое — нет. Это какой-то секрет богатой девочки!
И только потом, когда дали маме угол в бараке и коечку детскую — она от голода и лишений так и не выросла, осталась ростом с четвероклассницу, — села она на коечку. Съела большой кусок хлеба. Тепло от печки, мама печку затопила. А за окном хмарь и холод. За стенкой сосед поёт заунывную песню. И на работе денег не дали, обсчитали с авансом. И у мамы сделалось плохое настроение. Сыта, в тепле, бояться особо нечего, крыша над головой. А настроение она почувствовала — какое-то плохое!
О, как она обрадовалась. Она и сама теперь — богатая девочка, раз у неё плохое настроение! Это привилегия богатых, сытых, — плохое настроение. Это хорошо. Счастье это: вместо холода и боли, голода и страха иметь плохое настроение!
Настроение у мамы сразу стало хорошим. Она легла на соломенный матрасик и тулупчиком укрылась. И заснула, счастливая.

…Настроение у моей мамы-свекрови всегда было ровным, хорошим. Но изредка она немножко сейчас капризничает. И говорит: «у меня плохое настроение!». А потом хлопочет по хозяйству и настроение исправляется.
Так что настроение — это роскошь, вот что я поняла. Большая это роскошь — отмечать своё настроение и жаловаться на его снижение. Только богатые девочки могли себе это позволить когда-то…

Автор — Анна Валентиновна Кирьянова

Реклама