Без рубрики

«Шушанна, я лублу тебе!»Невероятные приключения великого итальянца Марчелло Мастрояни в Грузии

Ночью Ираклий Квирикадзе вёл Марчелло Мастроянни с переводчицей к дому Параджанова. Окна были абсолютно тёмными. С остановившимся сердцем Ираклий толкнул дверь — она со скрипом открылась. Троица шагнула в чёрный проём, во мрак неизвестности. И тут в комнате вспыхнул яркий свет!

Сергей ждал дорогих гостей, накрыв роскошный стол и созвав своих друзей — человек тридцать. Здесь были художник, тёрщик тбилисской бани, архитектор, суфлёр оперы, парторг киностудии «Грузия-фильм», скупщик бриллиантов, врач, парикмахер…

В очерке «Параджаниада» кинорежиссер Ираклий Квирикадзе, который отвечал за тбилисскую программу Мастрояни вспоминает: » Потом отвезли к Серго Параджанову. Там весьма интересная история случилась. Параджанов жил на Мтацминда, в таком месте, куда до конца улицы не могла подниматься машина большого размера. Мы сошли с автомобиля и дорогу продолжили пешком. В этот момент из одного из итальянских двориков вышла женщина с ведром. Когда она увидела Марчелло, замерла, вдруг выбросила ведро и начала кричать: «Марчелло приехал, Марчелло приехал!», так и вбежала крича во двор. Мы зашли к Сержику, это был удивительный человек, человек-театр.Параджанов в эту ночь превзошел сам себя: стены дома могли обрушиться от хохота. Скоро переводчица была уже не нужна — ведь талант понятен на любом языке. Когда вышли от Сержика, внизу нас поджидало огромное количество людей с цветами, они подошли к Марчелло. Он был поражен: «-Так тепло меня даже в Италии не встречали!», сказал со слезами на глазах».

В четыре часа утра Параджанов пошёл провожать Мастроянни по улице Котэ Месхи. Около старого тбилисского дома Сергей остановился под низеньким балконом. Шоу продолжалось.  воспроизводит уморительный диалог, состоявшийся между двумя киногениями:

— Марчелло, здесь живёт твоя любовь. Она всю жизнь ждёт только тебя, Марчелло Мастроянни.

— Моя любовь? — переспросил Марчелло.

— Её звать Шушанна. Она девственница… Ей семьдесят четыре года!

Марчелло с ужасом посмотрел на Параджанова:

— Семьдесят четыре?

— Она хранила себя для тебя! Всю жизнь! И ты приехал!

Параджанов подставил к балкону бамбуковую лестницу, найденную во дворе, и поднялся по ней. Марчелло как загипнотизированный последовал за новым другом. Они оказались в спальне.

Лунный свет освещал кровать, на которой спала пышнотелая Шушанна. Мастроянни вспомнил огромную Сарагину из фильма Феллини «Восемь с половиной»: за несколько монеток, которые ей дают мальчишки из католического колледжа, великанша танцует перед ними румбу на морском берегу, потрясает могучими бедрами, показывает необъятный зад.

Они подошли к кровати. Наклонившись, Сергей зашептал:

— Шушанна, ты всё спишь? Так и мечту проспишь! Открой глаза, детка!

Старая двухсоткилограммовая женщина открыла глаза, узнала Сергея и спросила:

— Что на этот раз тебе надо, осёл?

— О чем, Шушанна, ты мечтаешь? Ты любишь Мастроянни?

— Мастроянни? Да…

— Вот он! Бери его!

С этими словами Сергей без всякого почтения наклонил Марчелло и утопил его в огромных Шушанниных грудях.

Шушанна усомнилась:

— Настоящий?

Марчелло улыбался ей. Игра ему нравилась, но он чувствовал себя немного неловко. Однако сумел сказать по-русски:

— Шушанна, я лублу тебе!

Вглядевшись в лицо мужчины, Шушанна вдруг поняла, что это настоящий Мастроянни. Она завопила и прижала его голову к пылающей груди.

Параджанов закрыл дверь спальни и, оказавшись на балконе, закричал, как средневековый глашатай:

— Шушанна Казарян теряет свою девственность! Я вынесу её простыню.

В общем смехе он не закончил фразу. Восторженные крики разбуженных соседей подняли весь Сололакский квартал. На узкую улочку стали стекаться люди с бутылками вина, сыром и зеленью. Соорудили длинный стол и снова затеяли пиршество.

При свете тающей луны Марчелло слушал грузинское многоголосье, обнимал двух дородных пожилых соседок — своих беззаветных фанаток, купался в волнах народной любви и чувствовал себя счастливым. Он кричал: «В задницу все «Оскары»! Требую политического убежища! Остаюсь жить в Тбилиси!». (Оказывается, именно в Тбилиси он узнал о том, что его номинация на «Оскар» за лучшую мужскую роль  в фильме «Очи черные» провалилась. Впрочем, работа актера в этом фильме была впоследствии отмечена главным призом Каннского кинофестиваля).

Марчелло Мастрояни побывал в Грузии в марте 1988 года. «…О грузинском гостеприимстве готов хоть целый час говорить, – поделился своми впечатлениями о поездке  актер. Я два дня ощущал себя рождественским гусем, которого откармливают на убой. На каждом шагу я окружен всеобщим вниманием. Причем свои эмоции у вас выражают с таким темпераментом, который можно наблюдать разве что у итальянцев. Вообще грузины и итальянцы, как выяснилось, во многом похожи. Ваши люди мне очень понравились. Знаете, отдельных людей, обладающих чувством юмора, можно встретить везде. Но чтобы юмор, ирония, умение подшучивать над всем, в том числе, в первую очередь, и над собой, были в чертах общенационального характера – это большая редкость. И этот прекрасно!».
По материалам
[snippet_3] [snippet_2]