Знаменитости

«Запрячьте свое эго в карман!»: Любовь Казарновская о секретах счастливой семейной жизни

Любовь Казарновскую относят к наиболее ярким оперным певицам нашего времени. К настоящему моменту она исполнила около полусотни оперных партий, пела на лучших сценах мира:Ковент-Гардене, Метрополитен-опера, Венской опере и работала с фон Караяном, Ливайном, Мути и другими знаменитыми дирижерами. Казарновскую называют лучшей в мире исполнительницей ‘Саломеи’, а ее мощный голос с глубоким и чувственным тембром принес певице лестное прозвище ‘Мисс 1000 вольт’.  Среди ее партнеров по сцене — Пласидо Доминго, Хосе Каррерас, Лучано Паваротти и другие оперные звезды. 

Не менее удачно сложилась и личная жизнь прославленной певицы.

Любовь Казарновская и ее супруг Роберт Росцик в прошлом  году отметили знаменательную дату – 30 лет совместной жизни. Их роман похож на сказку: увидели друг друга и через несколько месяцев поженились. С тех пор они не расстаются. И на день рождения своего друга – итальянского певца Энрико Колонна – тоже пришли вместе.

– Я всегда говорю, что надо слышать друг друга, – поделилась Любовь секретом семейного счастья. – Нужно свое эго и амбиции запрятать в карман и научиться понимать партнера. Вот мы с мужем так и живем: он слышит меня, а я слышу его.

Если оглянуться на 30 лет назад: импресарио Роберт Росцик искал певцов, чтобы предложить им контракты в Вене. Казарновская тогда служила в Мариинском театре в Санкт-Петербурге. Она с первого мгновения впечатлила продюсера. Он слушал ее и влюблялся. Как оказалось, взаимно.

Сыграть свадьбу с иностранцем во времена перестройки в СССР непросто – нужно было собрать много документов. Но теперь о тех сложностях супруги вспоминают с улыбкой. Ведь их любовь преодолела все преграды.

– Так уж происходит, что безумная любовь, которая случается вначале, должна потом во что-то пе­рейти, – продолжает Любовь Юрьевна. – Не бывает, чтобы этот огонь все время сохранялся. У нас это выросло в какое-то невероятное взаимопонимание, дружбу, интерес друг к другу. А когда родился наш сын Андрей, Роберт вырос в моих глазах еще сильнее. Он проявлял себя очень по-мужски. Я никогда не слышала от него: «Почему я должен нянчить ребенка?» или «Почему я должен им заниматься?» Я могла положиться на него во всем. Это такое взаимное проникновение друг другом: и помощь, и дружба, и любовь.

– Кстати, ваш сын уже взрослый (1993 г. р. – Ред.), он пока не собирается жениться?

– Нет, он весь в учебе. Закончил Московскую консерваторию. Теперь учится в Голландии и в Германии (специализация и аспирантура).

– Ваш муж Роберт – австриец, человек другой культуры и национальности. Какие-то были сложности в начале отношений? 

– Вы знаете, он очень хорошо знает Россию, потому что здесь работал. И говорит по-русски. Но, конечно, какие-то мои привычки ему были вначале непонятны. И его привычки были непонятны мне. Но, поскольку мы любим друг друга, умеем услышать и почувствовать, что лучше для каждого, и пойти навстречу, противоречий особых не возникало. Роберт в деле или в быту абсолютный австриец. Очень дисциплинированный. Он утром встает, быстро завтракает, а у меня еще чаепитие… Он всегда составляет план на день и делает все быстро и качественно. Это чисто европейский стиль. А мы, русские, все-таки немного расслаб­ленные…

– Чем, по-вашему, можно покорить иностранца? 

– Столько примеров, насколько все иностранцы разные! Одна русская женщина покоряет кухней, другая – красотой, третья – интеллектом, четвертая – какой-то сексуальной энергией… У всех по-разному. Но одно неизменно:  если пытаться понять партнера, любить его, видеть в нем потрясающие качества, тогда в отношениях все будет в п­орядке.

– А вы мужа тоже кухней покоряли? Пишут, что вы любите готовить…

– Если честно, не очень люблю… Но есть у меня коронные блюда. Например, я хорошо готовлю пасту. Научилась этому в Италии. Потом, мама Роберта открыла мне рецепт настоящего австрийского шницеля и штруделя. А вообще я люблю пельмени, винегрет и борщ. И вот этим блюдам уже я научила супруга.

– А, кстати, с мамой Роберта вы легко нашли общий язык?

– Вначале она немного ревновала, потому что Роберт – единственный сын. Но довольно быстро все изменилось. Особенно когда родился наш сын, она просто растворилась в нем. Помогала с ним: приезжала к нам в Нью-Йорк и на мои спектакли в Париж… Она старалась все время бывать с нами. И я ей за это очень благодарна.

Источник