Знаменитости

ИСТОРИИ ЛЮБВИ. Татьяна Доронина и Олег Басилашвили: первый опыт любви, первый опыт разлуки

Когда судья спросил, почему они разводятся, Олег и Татьяна хором закричали: «Не ваше дело!»

Татьяна Доронина была одной из самых красивых студенток Школы-студии МХАТ. Независимая, гордая, сильная, твердо знающая себе цену, она выделялась из любого ряда. Многим она казалась высокомерной, и как-то даже собирали целое комсомольское собрание, на котором студентку Доронину разбирали за надменность и звездную болезнь.

С Олегом Басилашвили, который тогда был скромным юношей, они стали встречаться на втором курсе. Таня при всей своей надменности была девушкой из простой семьи, а Олег – потомственный интеллигент, его мама была доктором филологических наук, автором учебника русского языка, отец руководил Московским техникумом связи.

У Дорониной и Басилашвили было две свадьбы: сначала на съемках фильма «Первый эшелон» в Казахстане (и жених, и невеста снимались там в эпизодах) с Олегом Ефремовым – посаженым отцом, потом в Москве. Олег и Татьяна отлично дополняли друг друга: она – мягкая и любящая, он – тонкий, умный, интеллигентный… Казалось, этот брак заключен на небесах и они всегда будут вместе.

Студенческие годы кончились, и взрослая жизнь началась со сложного выбора. Доронину пригласили работать в Москве, Басилашвили отправляли в драмтеатр в Волгограде. Капризная красавица многих удивила, поехав с мужем в Волгоград. Там их поселили в крошечной комнатке общежития. Было тесно, бедно, провинциально… Олег вскоре уехал на съемки, и это стало первым настоящим испытанием для их любви.

Доронина приехала навестить мужа и увидела странную сцену: в комнате с ним сидели и выпивали еще один актер и актриса. И все было как-то очень противно: грязная комната, разгромленный стол.

Утром она услышала разговор ассистентки режиссера с реквизиторшей, после которого ей захотелось немедленно ехать. Никто не называл имени ее мужа, но она поняла, что у вчерашней гостьи что-то было и с ним. Доронина побежала на вокзал. Басилашвили примчался следом, уговаривал не уезжать… Она уехала. После этого всё уже было по-другому, но все равно – было.

В Волгограде Татьяна поняла, что беременна и приняла фатальное решение сделать аборт. В своей книге воспоминаний она пишет:»А потом я смотрела в потолок, в его белизну и слушала, как шепчутся соседки по палате. Одна спросила: «А у девочки, что молчит, это первый раз, что ли?..» Когда все было кончено, хирург сказала: «Жалко… Двое у тебя были… Мальчик и девочка…» Сейчас я понимаю, что совершила страшный грех, за который нет мне прощения! как приняла сложное решение пойти на аборт, как смотрела в холодную белизну потолка в больничной палате, как шептались соседки на соседних кроватях: «А у девочки, что молчит, первый раз, что ли?»

Вернувшись из больницы, Доронина сразу же начала работать, сразу же вышла на провинциальную волгоградскую сцену. Через некоторое время ее пригласили во МХАТ, но брали только ее, Басилашвили – нет, и Татьяна отказалась. Но вскоре всё разрешилось, их вместе взяли в ленинградский Ленком. Они снова жили в общежитской комнате, скромно обставленной какой-то бутафорской фанерной мебелью. Настоящими в комнате выглядели только книги. Доронина сыграла в «Фабричной девчонке» Володина, спектакль имел успех. Ее увидел Георгий Товстоногов, пригласил к себе в БДТ.

Как проходили эти переговоры – даже привычный ко всему Товстоногов был потрясен. К нему в кабинет пришла девушка с идеальным лицом, в дешевом простеньком платьице, старых туфлях на белых носочках. Когда он сказал, что хочет видеть Доронину в труппе своего театра, она сильно побледнела и произнесла своим необычным голосом марсианки: «Я перейду к вам только в том случае, если вместе со мной вы возьмете и моего мужа».
Изумленный Товстоногов согласился.

И вот – новая комната в новом общежитии, но эта – большая, просторная. Мебель казенная, но красивая, был даже настоящий письменный стол.

 

В БДТ дела Дорониной сразу же пошли в гору. У Басилашвили не сразу, но в какой-то момент тоже всё наладилось. У них всё было хорошо, и вообще никто не понял, почему они развелись. Правда, в театре Дорониной завидовали, против нее всё время плелись какие-то интриги, но она была любимицей Товстоногова, интриги ей не вредили. Однако, как рассказывал потом Басилашвили, ее характер стал меняться, в том числе и под влиянием этих интриг.

«Наш брак длился восемь лет… Но когда мы разошлись, я вдруг понял, что освободился от этого гнёта. Я очень благодарен Татьяне Васильевне за то, что она была инициатором развода…»
Когда на разводе судья спросил Доронину и Басилашвили, как они относятся друг к другу, они ответили:

– Я очень его люблю.
– И я очень люблю её.

А на его недоуменное «Почему тогда разводитесь» хором закричали:

«Не ваше дело!»

Так закончилась история любви этих блистательных артистов. Но жизнь больше любви – впереди каждого из них ждало новое счастье.

Лариса Хомайк

Источник

После расставания с Басилашвили Доронина четыре раза была замужем. Но стать мамой так и не смогла! А вот Басилашвили женился на телережиссере Галине Мшанской, вместе они уже 60 лет, вырастили дочерей — Ольгу и Ксению.